Полезные ссылки:
Публикации

следущая  |  предыдущая


Судьи и жертвы

22.03.2007 |
Конституционный суд (КС) сегодня проведет заседание, по итогам которого решит, соответствуют ли Конституции некоторые из норм УПК. Решение по этому запросу может иметь принципиальное значение, поскольку, по сути, речь может идти о новом довольно серьезном изменении сложившейся уголовно-правовой практики - восстановлении процедуры отправления уголовных дел на доследование как со стадии судебных слушаний, так уже и после вынесения приговора. Такая возможность предусматривалась старым УПК, но в новом кодексе законодатели от нее отказались, поскольку из-за этого уголовные дела часто затягивались. Однако теперь, как полагают многие эксперты, из-за невозможности доследования дел огромное количество приговоров выносится за преступления, которые в реальности были гораздо тяжелее, но исправить положение закон уже не позволяет.

Инициатором обращения в КС стал президиум Курганского облсуда, который, рассматривая дело о банальной бытовой поножовщине, столкнулся с неожиданной проблемой - как быть, если человека осудили за умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, а потом выяснилось, что нужно было сажать чуть ли не за убийство. В частности, в марте 2005 года Петуховский райсуд области приговорил к четырем годам колонии Елену Акимову, которая, поссорившись со своим благоверным, ударила его кухонным ножом в живот. А когда приговор вступил в силу, прокурор области вдруг стал ходатайствовать о возобновлении следствия. Выяснилось, что ему пожаловалась сестра погибшего, которая рассказала, что ее брат скончался в больнице, и экспертиза подтвердила, что умер он именно из-за нанесенной ему раны. Прокурор полагал, что это обстоятельство свидетельствовало о совершении Акимовой более тяжкого преступления, нежели то, за которое она была осуждена, и просил приговор отменить и возобновить расследование. Курганский облсуд хотя и понимал, что прокурор по сути прав, но сделать так ничего и не смог, так как согласно ст. 413 УПК новые обстоятельства могут стать основанием для пересмотра вступившего в силу приговора суда лишь при условии, что они устраняют преступность и наказуемость деяния.

"Положения данной статьи УПК не допускают саму возможность постановки перед судом вопроса о возобновлении производства по уголовному делу ввиду возникновения новых обстоятельств, влекущих ухудшение положения осужденного", - подчеркнул в своем заявлении в КС президиум Курганского облсуда.

Курганские судьи также напомнили, что в мае 2005 года КС уже пришлось выносить похожее решение. Тогда он постановил, что ст. 405 УПК, не позволявшая потерпевшим и прокурорам опротестовывать оправдательные приговоры или обвинительные (если это повлечет за собой ухудшение положения осужденного), не соответствует Конституции и Европейской конвенции о защите прав человека. Теперь это стало возможным в случаях, если будет установлен факт фундаментальных нарушений в ходе процесса. Но если грубых ошибок во время следствия и суда допущено не было, то и оснований для отмены приговора нет, хотя бы действительно всем было очевидно, что характер совершенного преступления гораздо серьезнее, чем первоначально думало следствие, а потом подтвердил суд.

"Правосудие по своей сути может признаваться таковым лишь при условии, что оно отвечает требованиям справедливости и обеспечивает эффективность восстановления в правах", - утверждают судьи. По их мнению, невозможность исправить ошибочное судебное решение из-за появления новых фактов идет вразрез с правами и законными интересами потерпевших, которые последним гарантирует Конституция.

Ответчиками по заявлению Курганского суда будут выступать президент, Госдума и Совет Федерации - органы, которые принимали УПК. Но помимо судей свое мнение выскажут и представители правоохранительных органов - МВД и прокуратуры. Как рассказал "Времени новостей" источник в силовых структурах, они едины в своем мнении - практику нужно изменить. "Нужно сделать так, чтобы в случае, когда обнаруживаются факты более тяжелого характера совершенного преступления, приговор можно было отменить, а дело отправить на доследование, - сказал источник. - Сейчас же единственное, что можно сделать в подобном случае, - это возбудить новое уголовное дело и передать его в суд. Но тогда выходит, что человек получает два приговора за одно и то же деяние". Однако ст.418 УПК дает суду право лишь прекратить уголовное дело или передать его на новое судебное разбирательство, но не позволяет отправить на доследование, что, кстати, было разрешено старым процессуальным кодексом.

"Проблема очень серьезная, - отметил источник. - Есть масса примеров, когда потерпевшие пострадали гораздо сильнее, а преступники за это наказание не понесли и не возместили причиненный вред, - это и бытовые преступления, и ДТП, и грабежи, и разбои. Подобная практика не позволяет судам и правоохранительным органам исполнять свою обязанность по защите прав граждан".

Практику возвращения на доследование многие юристы считают необходимой возобновить не только в случае, когда уже есть вступивший в дело приговор, но и на стадии передачи дела в суд. Сейчас УПК позволяет суду вернуть дело в прокуратуру только для устранения технических нарушений - например, если были неверно указаны фамилии, даты и т.д. А возможности возвращения материалов по мотивам выяснения дополнительных обстоятельств дела соответствующая ст.237 УПК не предусматривает. Поэтому и ее будут рассматривать сегодня в КС как противоречащую Конституции.

Но, признавая очевидность существующей проблемы, в правоохранительных органах пока не пришли к единому мнению, как ее решить. Прокуратура считает, что УПК менять не нужно - чтобы исправить ситуацию, достаточно лишь дать соответствующим статьям кодекса несколько иное толкование. В НИИ проблем укрепления законности и правопорядка при Генпрокуратуре при этом полагают, что закон все-таки следует поменять. А в МВД уверены, что данную проблему следует решать не в суде, а поручить этим заниматься законодателям, то есть Госдуме.

Время новостей


















Copyright 2007 © KRIMINALIST.ru. All rights reserved.


[an error occurred while processing this directive]