Полезные ссылки:
Публикации

следущая  |  предыдущая


Окно выдачи
27.07.2007 |
Политический конфликт между Лондоном и Москвой вполне мог бы разрешиться в суде. Над Березовским и Луговым одновременно

Что происходит в отношениях Москвы и Лондона? "Мини-кризис" или полномасштабный конфликт, грозящий сворачиванием в том числе и экономического сотрудничества? Первое явно ближе к истине. Налицо очередной раунд Big Game, "большой игры", как с ХIХ века с подачи Редьярда Киплинга называют российско-британские подковерные баталии. Сценарий знакомый: интрига со шпионским подтекстом, дипломатический "обмен любезностями", причем не столько по делу, сколько по совокупности "заслуг". Российские стратегические бомбардировщики кружат над нейтральными водами близ британских пределов, истребители ВВС Великобритании и Норвегии исполняют встречные ритуальные маневры.

В прежние времена все это кончалось взаимными уступками и компромиссом. Скорее всего и на этот раз традиция не будет нарушена. Правда, осадок все равно останется. Первопричина конфликта - дело об убийстве Александра Литвиненко - на волне политико-дипломатического обострения отошла на второй план, но списать его в архив вряд ли удастся. А потому "большая игра" в той или иной форме наверняка будет иметь продолжение. Политический конфликт между Лондоном и Москвой окончательно может быть разрешен только в суде. Над Борисом Березовским и Андреем Луговым.

Кризис заказывали?

Препирательства Москвы и Лондона вокруг невыдачи диссидентов тянутся аж с середины ХIХ века. Николай I, к примеру, сильно обижался на британцев за укрывательство разбуженного декабристами Герцена, а Александр II - народовольцев. Не говоря уже про такой исторический счет, как II съезд РСДРП, состоявшийся тоже, напомним, в Лондоне. Ведь именно туманный Альбион приютил находящегося на родине под наблюдением полиции Ильича со товарищи, и по большому счету именно Англии прогрессивное человечество обязано появлением партии большевиков со всеми вытекающими последствиями.

Шпионские же скандалы, завершавшиеся высылкой дипломатов, вспыхивали постоянно. Не будет преувеличением сказать, что история отношений Москвы и Лондона - это история выдворений и замирений. Крупнейшая высылка наших пришлась на сентябрь 1971 года: 105 дипломатов и официальных лиц! Скандал, помнится, вдохновил Александра Галича на песенную версию случившегося: милиционер приревновал приемщицу в ателье к приехавшему англичанину, как выяснилось - ее отцу. В ответ на побои, нанесенные гостю, Британия выслала наших дипработников...

Кстати, политическая ситуация в Соединенном Королевстве в те годы сильно напоминала нынешнюю: скандал выпал на начало премьерства Эдварда Хита. И тогда, как и сегодня, эксперты пророчили полную заморозку отношений. Между тем именно кабинет Хита стал мотором "разрядки международной напряженности". Но в 1985 году, несмотря на личные симпатии Маргарет Тэтчер к Михаилу Горбачеву, британцы выслали 31 дипломата, журналиста и представителя торгпредства. Случилось это после перехода на британскую сторону офицера КГБ Олега Гордиевского. Москва ответила симметрично. Но и этот скандал не стал роковым. В 1992 году были подписаны российско-британская декларация "Партнерство на 90-е годы" и главный политический документ - "Договор о принципах отношений". Через четыре года - еще одно симметричное выдворение. А в марте 2000-го Тони Блэр прилетел в Петербург "открывать" Западу Владимира Путина. После знаменитого похода в московский ресторан в ноябре 2000 года все в один голос трубили об их личной дружбе и "привилегированном партнерстве". Дружили три года, до Ирака и предоставления политубежища Борису Березовскому и Ахмеду Закаеву. В январе 2006 года новый шпионский скандал, хотя и без высылки. И есть подозрения, что выдворяемые сейчас британские дипломаты и провалившиеся год назад кадровые разведчики - одни и те же люди.

Дежавю

Так что ничего особенно нового в нынешнем российско-британском "мини-кризисе" нет. Как и все предыдущие, он скорее всего разрешится компромиссом. Правда, в данном случае дело осложняется двумя моментами. Во-первых, общим похолоданием в отношениях России и Запада. Новому британскому правительству в этом плане особенно необходимо самоутвердиться. Общественному мнению, недовольному участием подданных Ее Величества в иракской кампании, теперь можно предложить другой объект для выпуска пара - "российскую угрозу". Во-вторых, в отличие от всех предыдущих раундов "большой игры" сегодня речь идет о столкновении не столько политических, сколько правовых систем. Прийти к общему знаменателю в юридической плоскости будет куда сложнее, чем в политике, которая, как известно, является искусством компромисса.

Пока же дипотношения Москвы и Лондона свернулись до "точечных". В результате визового эмбарго, наложенного на поездки чиновников, они по сути ограничились формальным присутствием посольств на территории обеих стран. Лондону предоставлена возможность поразмыслить и "объяснить свои поступки", отыграв назад. Воспользуются ли британцы шансом притушить конфликт или по крайней мере не раздувать его дальше? Так или иначе, в отношениях двух стран повисла неизбежная в таких ситуациях пауза. В этот промежуток, как и всегда, вступают в дело челночная дипломатия и многочисленные посредники, стремящиеся примирить или еще больше рассорить конфликтующие стороны. Маятник может качнуться в любую сторону. Причем не один раз.

Глава РСПП Александр Шохин, к примеру, не исключает, что российские компании могут провести делистинг своих акций на Лондонской бирже, которую предпочитали до сих пор, и уйти на биржи континентальной Европы или в Россию. Если визовые ограничения распространятся и на глав российских госкомпаний, в чьих советах директоров заседают представители администрации президента и правительства, то никаких переговоров о крупных проектах, особенно в сфере освоения российских недр, в ближайшее время ожидать не стоит. Вице-президент РСПП Игорь Юргенс убежден, что крайностей удастся избежать. Но без политического умиротворения рассчитывать на это вряд ли приходится. Подобные конфликты развиваются по собственной логике, втягивают в свою орбиту третьи стороны (в данном случае - США и ЕС) и в конце концов могут привести к появлению списков невъездных чиновников и близких к власти бизнесменов. Причем с обеих сторон. А как в таком случае быть с "Русским Лондоном", с тремястами тысячами русских британцев и их домами-заводами-пароходами или с формально подпадающим под визовое эмбарго губернатором Чукотки Романом Абрамовичем и его "Челси"?

Безусловно, застрельщиком конфликта на сей раз был Лондон, раздувший склоку вполне сознательно - изначально было ясно, что Москва Лугового по первому же требованию не выдаст, и британцам это официально разъяснили еще в мае. Но и к нашим властям вопросов не меньше. Например, какое отношение к существу вопроса имеет невыдача британцами подозреваемых из "российского списка", на которую Москва не устает пенять? Причем тут, скажем, Закаев? А если к убийству Литвиненко все же причастен Березовский (эту версию наши правоохранители давно прорабатывают), то почему ничего не слышно о том, что в России этому делу дан ход? И отчего Луговому, который, как заявил один из руководителей Генпрокуратуры, и у нас является чуть ли не главным подозреваемым, позволяют раздавать многочисленные интервью весьма сомнительного свойства?

По мнению политолога Глеба Павловского, "такой человек (как Андрей Луговой. - "Итоги") не заслуживает ни поддержки общественного мнения, ни какой-то специальной защиты российского правосудия, и лишь неуклюжие действия Лондона спасают его от уголовного преследования в России". Надо защищать закон, а не какого-то "двойного или тройного агента неких сил и организаций", замечает политолог. Кстати, вполне вероятно, что именно интервью Лугового вкупе с сенсационными откровениями Вячеслава Жарко о его вербовке британскими спецслужбами и спровоцировали Лондон на явно неадекватную реакцию.

Выдай или суди

Между тем дело Андрея Лугового по сути подвисло. Москва и Лондон, вместо того чтобы вернуть проблему в юридическую плоскость - скажем, обсудить компромиссный вариант судебного разбирательства в третьей стране, по сути, оборвали расследование.

Остается ли шанс возвратить "мини-кризис" в юридическое поле? Как считают опрошенные "Итогами" эксперты, гипотетически это возможно. Cпецпредставитель президента России по международному сотрудничеству в сфере борьбы с терроризмом и оргпреступностью Анатолий Сафонов считает, что обе стороны должны исполнить главный принцип международных норм об экстрадиции: выдай или суди. Иными словами, Лондон и Москва должны поступить "зеркально" - предоставить друг другу развернутые доказательства вины всех "невыданных". И Лугового, и Березовского с Закаевым. Формула не должна иметь исключений. Как считают юристы, компромисс можно было бы выстроить по следующей формуле: Британия выдает Бориса Березовского Бразилии, в которой предпринимателя обвиняют в отмывании денег, добытых незаконным путем в России. Особых "засад" тут не видно: в Бразилии (страна, отношения с которой у Британии политически ничем не омрачены) Бориса Абрамовича обвиняют в исключительно экономическом преступлении. Для суда над Луговым тоже можно вполне подыскать страну, которая не вызовет аллергии ни у Москвы, ни у Лондона. Да та же Бразилия!.. Понятно, что и тот и другой процессы скорее всего закончились бы пшиком. Но и Лондон, и Москва могли бы публично замириться, сохранив при этом политическое лицо. Увы, схема эта слишком уж красива, чтобы быть воплощенной в жизнь. А потому обе страны, судя по всему, изберут традиционный путь: попытаются вывести скандал из публичной плоскости и забыть о нем, как о страшном сне. Что ж, против исторического опыта не попрешь: выдворения состоялись - впереди замирение.

Валерия Сычева

Итоги
















Copyright 2007 © KRIMINALIST.ru. All rights reserved.


[an error occurred while processing this directive]