Полезные ссылки:
Публикации

следущая  |  предыдущая


Время рассматривать камни
27.07.2007 |
Затишье в летнем прокате, возникшее на этой неделе после того, как на прошлой вышли пятый "Гарри Поттер" (для масс) и "Жизнь других" (для требовательных зрителей), заставило обратить внимание на еще один фильм, который только что появился - "Братство камня" Гийома Никлу. А отчего, собственно, и не обратить? Франко-итало-германский проект, по европейским меркам - из разряда "мегапроектов". По роману Жан-Кристофа Гранже, которого сравнивают со Стивеном Кингом. В ролях - Моника Белуччи, Катрин Денёв, Мориц Бляйбтрой. Мистический черный триллер с кучей загадок и трупов - в этом жанре французы за последние годы преуспели.

"Братство камня" (в оригинале "Совет камня") отсылает сразу к двум известным франко-триллерам - "Братству волка" и "Империи волков", фильмам не без недостатков, но напоминавшим штучные авторские работы. Но теперь, похоже, производство французских триллеров поставлено на конвейер. Пошла эксплуатация успехов. Игра на зрительских ожиданиях.

"Братство камня" - сплошная калька, сборник цитат, словно сделано это кино по мотивам всего сразу. Первому часу просмотра это не мешает. Сюжет все равно интригует. Впрочем, давно замечено, что жанр триллера отличается особым, не свойственным другим массовым жанрам коварством. Придумать завязку триллера, в которой все кажется намеком на таинственные пугающие обстоятельства, не так сложно. Изобрести такую развязку, чтобы все не обернулось ахинеей, не в пример труднее.

Красивая Моника Белуччи изображает особу с русско-итальянскими корнями, которая усыновляет ребенка в Иркутске. Когда неподражаемая Белуччи переходит в фильме на русский, это искренне впечатляет. Акцент, конечно, тот еще, но ребятам из "Оставшихся в живых", отчаянно вымучивающих по три русских словах в рекламных роликах Первого канала, подобных фраз ни в жизнь не выговорить. Приемный сын при этом не русский - монголоид. И явно странный. Когда уже в Париже ему исполняется семь, он вдруг начинает говорить на непонятном азиатском наречии, которого знать не мог. На коже над сердцем у него проступает загадочный знак. Вдобавок выясняется, что ему и его приемной маме снится один и тот же страшный сон. Тут-то становится понятно, что героиня Белуччи усыновила кого-то не того.

Первая очевидная ассоциация - с "Оменом". А еще с "Ребенком Розмари". Ведь вдруг оказывается, что чуть ли не все, кто окружает героиню Белуччи, вроде бы не должны быть знакомы между собой, на самом деле знакомы. И знали ее родителей, погибших в автокатастрофе, когда ей было два года. А родители, возможно, не погибли, а были убиты. То есть против героини - большой и непонятный заговор с участием таинственных международных фондов.

Многочисленные сцены из первой половины фильма, когда все та же мама-Белуччи опасливо пробирается по закоулкам своего и чужих домов, предполагая, что за углом кто-то прячется, вызывает уже другую ассоциацию - с ужастиками категории "Б" и вечно кричащими в них от ужаса девушками. Тем более что героиня Моники тоже регулярно кричит, наткнувшись на очередной располосованный труп. Однажды, стоя под душем, она чует неладное и крадется по собственному дому, завернувшись в полотенце, - это уже чистый "Психоз", хотя сцена там и была другой. Впрочем, несмотря на дешевые режиссерские приемчики, все равно страшновато.

Потом возникают мотивы из других лент, в частности, из упомянутой "Империи волков": это когда мы понимаем, что к парижским убийствам имеет отношение выходец из нехристианского третьего мира, в данном случае не турок (как в "Империи волков"), но волосато-бородатый монголоид клошарского вида, и что вообще речь о некоем неевропейском мистическом культе. Параллельно развивается тема оборотней, имеющая такую киноисторию, что отдельные ленты называть не стоит. Бедную Монику последовательно атакуют орлы, змеи и даже медведи, только что не львы и не куропатки.

Упомянем наконец, что наряду со стандартными мистическими в "Братстве камня" развивается и другая традиционная кинотема - русская. Из голливудского кино она почти ушла, но в европейском по-прежнему актуальна. Но как раз тут "Братство камня", при всей своей клишированности, делает изгиб. Русские в фильме неплохие, если не считать известного ученого с именем Антон Брунер (с ударением на "е"). А сотрудник российского консульства Сергей Марков (тут выдадим небольшой секрет, но исключительно из патриотических соображений) и вовсе окажется человеком хорошим. Хотя регулярно произносит фразы "мы заинтересованы", "нам нужно" и т. п., говорящие о том, что зарплату он получает не только в кассе консульства, но и на сберкнижку - прямыми переводами с Лубянки. Сергея Маркова играет Мориц Бляйбтрой, который со своей ближневосточной внешностью стал, кажется, рекордсменом мира по количеству представителей разных наций, изображенных на экране. Бляйбтрой бывал уже турком, арабом, итальянцем, испанцем, таджиком (в фильме Бахтиера Худойназарова "Лунный папа", где он брат Чулпан Хаматовой). Обернулся теперь и русским. Самое забавное, что он - чистейшей воды западный немец. Но вот лицом таким вышел.

Еще про русское: наш язык, если верить фильму, откровенно международный. Не только героиня Белуччи, но и монголы, к которым она приезжает в поисках страшных разгадок, шпарят по-нашему так, что дай бог каждому. Впрочем, по-французски они парлят в фильме тоже бойко.

В какой-то мере все возвращается на круги своя. Как стандартная продукция "Братство камня" заставляет вспомнить те нечастые в СССР, но тоже стандартные французские и итальянские фильмы, которые делали хорошие сборы на юге во время летних отпусков. Этакое летнее кино для продления приятного теплого вечера и убийства времени. В течение года летняя публика в кино теперь обычно не ходит - ходит новая, юная. На летнее кино активно, как в СССР, прет публика возрастная. Она и про клишированность-то "Братства камня" ничего не поймет. Она будет искренне ужасаться. Искренне развлекаться. Будь я бизнесменом, отстроил бы на курортах привычные в СССР кинотеатры под открытым небом в окружении пирамидальных тополей, и официально разрешил бы в этих киношках лузгать семечки, сплевывая шелуху на пол. И даже не гонял бы мальчишек, которые непременно лезли бы на сеанс через забор, чтобы посмотреть фильм бесплатно: они были бы частью ауры. Эти кинотеатры (днем их - хоть под рынок) свое бы взяли.

Впрочем, и для обычной публики, особенно мужского пола, в "Братстве камня" есть привлекательный элемент. Не элемент - лицо и тело. Речь о Белуччи. Вариант Моники - это не случай старого советского анекдота "ты даже не пой, а просто туда ходи - сюда ходи". Хотя если бы она просто туда-сюда ходила по экрану, оторваться все равно было бы невозможно. Белуччи - настоящая и очень рисковая актриса. Она хороша в стандартном "Братстве камня" даже в тех сценах, которые требуют от исполнителя исключительно клише: и когда пугается, и когда изображает материнскую любовь, и когда после автокатастрофы выбирается из перевернутого автомобиля, стараясь не касаться земли израненными при аварии пальцами. Она не боится выглядеть некрасивой, избитой - см. "Необратимость", "Тайных агентов", недавний фильм Блие "Сколько ты стоишь?". В "Братстве камня" - все то же. Она вновь рискует демонстрировать свое тело, пусть и в возрасте "за сорок". Можно сказать: это очередные стандарты "Братства камня". Но со стандартами от Белуччи примириться легко

Юрий Гладильщиков

Русский Newsweek
















Copyright 2007 © KRIMINALIST.ru. All rights reserved.


[an error occurred while processing this directive]